Прибалтика и историческая связь с Россией

Прибалтика и историческая связь с Россией.
Прибалтика и историческая связь с Россией. Фото: Игорь Мартынов / Сетевое издание «Отечество и вера».

Прибалтика. Письменные упоминания о племенах, проживающих на северном берегу Балтийского моря, сохранились с древнейших времён. О них писал еще «отец истории» грек Геродот, об этом упоминали древнеримские историки. Но особого интереса для античных людей Прибалтика не представляла. Слишком холодная и неплодородная земля, на их достаточно избалованный взгляд. Ненамного легче жизнь протекала на западном берегу Балтийского моря, в немецких и скандинавских странах. Что касается восточного побережья, до определённого момента развитие здесь шло неторопливо и относительно бесконфликтно. Русь понемногу выдвигается к морю, не вытесняя местные угро-финские и балтийские племена и не навязывая им свою религию. Те постепенно развиваются и образуют мелкие княжества.

Но в XII веке этой идиллии приходит конец. В Прибалтику направляется поток шведских, датских и немецких крестоносцев.

Разницу между русской и немецкой колонизацией хорошо иллюстрирует судьба пруссов. Жил когда-то такой народ на территории современной Калининградской области. По описанию — краснолицые, светловолосые и добродушные. Занимались коневодством и добычей янтаря. Вполне могли развить со временем свою оригинальную цивилизацию. Но не сложилось, потому что в XIII веке на их земли пришли тевтонские рыцари. Стали насильно крестить население, строить на его территории замки. Через несколько столетий этого народа не стало, зато появились немцы-пруссаки и их ареал обитания под названием Пруссия.

А вообще вся Прибалтика была завоёвана немцами в XIII веке за несколько десятилетий. Так к концу XIII века на землях нынешних Эстонии и Латвии родилось государство немецких крестоносцев — Ливонский орден. Название взято по одной из здешних территорий — Ливонии, а этот орден считался филиалом знаменитого Тевтонского.

Задачи, поставленные папой: защита немецких рыцарей, лечение больных и борьба с врагами католической церкви. Доктрина ордена: «Натиск на Восток». Тот самый знаменитый «Дранг нах Остен».

Прибалтика. Россия в изоляции.

Это сейчас «мозги утекают» в одном направлении — на Запад. А несколько столетий тому назад маршруты утечек могли меняться в зависимости от конъюнктуры. Так, Иван Грозный в 1548 году выделил большие деньги на немецких специалистов. Его агент немец Ганс Шлитте должен был навербовать в Европе докторов, переводчиков, металлургов, строителей, оружейников и хороших военспецов.

Сама операция по набору специалистов прошла быстро, необходимые 300 человек завербовались в течение месяца. И ещё столько же выстроились в очередь за русскими гонорарами. Основная же проблема заключалась в том, что попасть в Россию «гастарбайтеры» могли только через прибалтийские порты, а их контролировал Ливонский орден. Он уже на протяжении столетия периодически воевал с Московским государством. Причём Москва всё время усиливалась, а орден, наоборот, слабел.

Так что увеличивать мощь русского конкурента новейшими технологиями, особенно военными, крестоносцы не собирались. Партия наёмников и сам Шлитте были арестованы. Многих специалистов продержали в заточении пять лет, а потом заставили служить Ливонии. Одного ремесленника, который попробовал перебраться в Московию самостоятельно, даже казнили.

Если учесть, что прибалтийские крестоносцы ещё и облагали весь русский экспорт-импорт монопольно высокими пошлинами, то замысел Грозного о завоевании этого «вредного государства» покажется очень разумным. В 1557 году в Москву прибыли ливонские послы, Иван Грозный пригласил их на обед. Когда гости сели за стол, перед ними поставили пустые блюда. Это было объявлением войны.

Началась Ливонская война. Для русского оружия — ситуация просто прекрасная. За пару лет были заняты почти все вражеские крепости. Ливонский орден перестал существовать, развалившись на несколько территорий. Но вместо того, чтобы закончиться, война вышла на новый виток. Потому что в борьбу за ливонское наследство включились Дания, Швеция и Великое княжество Литовское.

Другая Русь

Литовское княжество было вторым мощным государством Прибалтики. Если предки латышей и эстонцев были легко подмяты немецкими рыцарями, то литовцы вовремя организовались, отбились и довольно быстро расширились. Кроме Литвы, в это государство вошли западные и юго-западные территории бывшей Киевской Руси, то есть нынешние Белоруссия и Украина.

Литва — главный конкурент Московского царства — была близка к нему и этнически, но в то же время во многом являлась и полной противоположностью. Если Московия к XVI веку выстроила жёсткую вертикаль власти, то в Литве политическое устройство было намного демократичнее. Не для простого народа, конечно, а для дворянства — шляхты. Особенно заметно это стало после унии Великого княжества Литовского с Польшей.

Объединение это, называвшееся Речь Посполитая («Общее дело»), вышло не вполне равноправным. Польское дворянство получило преимущество над русско-литовским, а католическая вера — над православием. Впоследствии всё это, а также излишняя для той эпохи демократичность, вылилось в конфликты, расколовшие и погубившие Речь Посполитую. Но в конце XVI века новорождённое польско-литовское государство ещё очень сильно и наносит Грозному поражение за поражением, вытесняя его не только из завоёванной Прибалтики, но и с коренных русских земель.

Но время шло. Московское государство окрепло и преобразовалось в Российскую империю. В 1890-х годах император Александр III привёл остзейское законодательство в соответствие с российским и сделал русский официальным языком. Эти осторожные и разумные действия вызвали большое недовольство среди балтийских немцев. Те стали жаловаться на «политику обрусения». Особого сепаратизма во время пребывания в Российской империи население Прибалтики не проявляло, однако после Октябрьской революции от независимости не отказались.

20 августа 1920 года родились три новых государства. Свободным рынком в маленьких диктаторских государствах Литве, Латвии и Эстонии и не пахло. Экономика была вполне плановой.

Современность

С 1947 года по 2007-й простоял в центре Таллина «Бронзовый солдат» — памятник на братской могиле советских воинов. Перемещали его из центра на кладбище со скандалом. Были пикеты, были демонстрации, были даже массовые побоища в нескольких эстонских городах в день переноса памятника. В Эстонии как бы произошла маленькая гражданская война между теми, кто считал могилу освободителей Таллина святыней, и теми, для кого она — «символ оккупации».

Понятно, что такое происшествие и Россию всколыхнуло, «тем более что некоторые эстонские политики ещё и подливали масла в огонь, выдавая реплики о том, что «после установки «Бронзового солдата» в другом месте пора передвинуть и границу на её правильное место».

Хамство, конечно. Плевок в память о дедах, да и вообще о русских. Русские, впрочем, мобилизовались и, кроме пикетов у эстонского посольства, попытались наказать хамство рублём. Первой к наказанию подключилась РЖД, которая почти прекратила транзит в Эстонию под предлогом ремонта путей. Крупные торговые сети отказались от закупки эстонских продуктов. Говорят, что годовой товарооборот между Россией и Эстонией сократился тогда с полутора миллиардов до миллиарда. Другое дело, что это сокращение ударило по русскоязычным жителям Эстонии, которые работали в портах и на железной дороге. Сократился товарооборот — сократили, естественно, и рабочую силу, которая его обслуживала. Ну и бизнес, понятно, пострадал не только в Эстонии, но и в России.

Так что сейчас обе стороны, Прибалтика и Россия, постарались забыть о ссоре и пытаются строить отношения исключительно на прагматических расчётах. Как ни крути, привязаны мы друг к другу. России нужны балтийские порты, а этим портам без России и перевозить нечего.

Добавить комментарий