Кострома. Жемчужина «Золотого кольца».

Кострома. Жемчужина "Золотого кольца".
Кострома. Жемчужина «Золотого кольца». Фото: https://vk.com/album-41312887_160386650

Кострома – один из тех городов, к которому манит туристов и исследователей. Богатая история и удивительная архитектура областного центра делают его жемчужиной Золотого Кольца России, ежегодно туда прибывают разными видами транспорта десятки тысяч путешественников, в том числе, из-за границы.

Глядя на городские улочки, сложно представить, что Кострома, расположенная в 350 километрах от Москвы, не всегда была островком умиротворения. В истории города были моменты, когда Кострома почти полностью стиралась с лица земли, оказывалась под властью иноземных захватчиков, принимала в свои стены героев-освободителей!

Кострома и ранние поселения на берегах Волги

Территории нынешней Костромской области была заселена мерянскими племенами, что отложилось в названии самого города. Окончание «-ма» указывает на связь населенного пункта с рекой, по аналогии, например, с городом Яхрома. Корень «костра» указывает на стебли прядильных растений, в первую очередь, льна, что исторически находит некоторое подтверждение – прядение исстари было характерным родом деятельности жителей этого города.

Символично, что интервентов добивали на месте битвы Василия Ярославича с монголами в 1276 году – неподалеку от села Некрасовское, расположенного неподалеку от границы Ярославской и Костромской областей.

Самые ранние археологические находки в черте Костромы указывают на то, что люди заселили это место во второй половине I тысячелетия. Были обнаружены следы поселений, а также топоры, относящиеся к фатьяновской культуре (впрочем, они могут происходить из разграбленных захоронений с берегов реки Сулы). Однако, принадлежность первых поселений к финно-угорским народам сомнений у исследователей не вызывает.

Основание Костромы

Согласно общепринятой версии, выведенной в свое время историком Василием Татищевым, город был основан в 1152 году князем Юрием Долгоруким. Прямого подтверждения этой даты нет, и вряд ли оно когда-то появится, но с логической точки зрения доказательства есть:

  • на этот период приходится активная деятельность Юрия, связанная со строительством крепостей в средней полосе России наряду с Юрьевым-Польским, Москвой и пр.;
  • некоторые местные географические названия повторяют диалекты южных земель, из которых происходил князь (пример – река Сула).

Причем, не вызывает сомнений, что в это время берега Волги были уже основательно заселены, так как на промежуток между XI и XIII веками приходится активное распространение славянских народов по верхнему участку бассейна Волги.

В случае с Костромой популярная среди исследователей методика вычисления дат основания города по первому летописному упоминанию не работает. Относится она к 1213 г., причем, согласно историческому источнику, в этом году Кострома была сожжена князем Константином Всеволодовичем, то есть город уже был.

Кострома и монголо-татарское иго

Батыево нашествие на Кострому покрыто тайной. Судя по распространению по русской земле полчищ захватчиков, в город они пожаловали примерно в то же время, что и в соседний Ярославль, то есть ближе к концу февраля 1238 года, но каких-то подробных описаний этого события нет. Но нетрудно предположить, что:

  • кочевники вырезали порядка 50-70% жителей;
  • выжившие скрылись в ближайших лесах (их там и сейчас много, а в XIII столетии подавно);
  • большая часть населенного пункта была сожжена.

Скорее всего, монголо-татары подошли к Костроме по Волге – в зимнее время они использовали крупные реки, как дороги.

Впрочем, период разорения и запустения был недолгим. Согласно летописям, Кострому начал возрождать князь Ярослав Всеволодович (отец Александра Невского), который, став Великим Князем Владимирским первым из русских правителей отправился в Орду к хану на поклон, следовательно, смог уберечь часть своих земель от повторного разорения монголо-татарами, а благодаря стараниям сына Ярослава Василия, уже в 1246 г. город стал центром удельного княжества, получившим относительную независимость от Владимиро-Суздальского престола.

Более того, князь, взяв Великий престол, во Владимир не поехал, оставшись в Костроме, фактически сделав ее столицей Северо-Восточных русских земель до самого 1276 года! В честь возрождения города Ярослав Всеволодович заложил церковь Феодора Стратилата. Как и другие древнерусские деревянные строения, до наших дней она не дошла.

Так как Орда Кострому не трогала и серьезных карательных походов на нее не организовывала (мелкие не в счет, они были везде и всегда), город развивался, обрастая укреплениями в окрестностях, к числу которых относятся:

  • Ипатьевский монастырь (точная дата основания не известна (предположительно около 1330 г. бывшим мурзой, принявшим в крещении имя Захария), первое летописное упоминание относится к 1432 году, ныне считается главной достопримечательностью города);
  • Николо-Бабаевский монастырь (полпути от Костромы до Ярославля неподалеку от нынешнего санатория Большие Соли).

В 1413 году город постигла беда. В результате разрушительного пожара почти вся деревянная часть Костромы превратилась в пепелище, в огне погибло порядка полусотни храмов (по другой версии не более 30, тоже немало).

Стараниями Василия I, Великого московского князя, город отстроили, укрепив его новыми деревянными стенами и рвами, необходимыми для защиты от разбойников-ушкуйников.

Кострома и смута

Иго пало в 1480 г. (фактически, ослабло оно намного раньше из-за внутренних противоречий между ордынскими ханами), наступила новая эпоха, которая Кострому, можно сказать, «оставила в покое». Но ничего не проходит даром – в Смуте начала XVII века город принял самое непосредственное участие, и именно в нем взяла свое начало династия Романовых, правившая Россией до 1917 года.

Суть в том, что польские и литовские интервенты облюбовали Костромскую землю в качестве отличного плацдарма для нападений на Заволжские регионы страны, чем успешно и занимались до страшного восстания в Галиче, вспыхнувшего в 1608 году. Поляки отправили на выручку своим несколько мощных отрядов, в результате Кострому захватили, но ненадолго – уже в конце 1608 г. город вновь освободили мятежники из числа галичан.

Через месяц Лжедмитрий II (он же «Тушинский Вор») отправил туда отряды гетмана Лисовского для отпора мятежникам. Не срослось – к марту 1609 года к русскому воинству присоединились отряды из Ярославля, а в мае поляков вышибли из Костромы за исключением небольшой группы, укрывшейся за стенами Ипатьевского монастыря. В сентябре все было кончено – стену взорвали, поляков перебили.

Символично, что интервентов добивали на месте битвы Василия Ярославича с монголами в 1276 году – неподалеку от села Некрасовское, расположенного неподалеку от границы Ярославской и Костромской областей.

В 1612 г. костромичи составили внушительную часть войска Минина и Пожарского, двинувшегося на Москву через Ярославль, а в начале 1613 года произошло, вероятно, главное событие истории края – Иван Сусанин завел в болота отряд недобитых польских интервентов, разыскивавших избранного Земским Собором нового царя Михаила Федоровича Романова.

Много ходит домыслов вокруг этой истории, иногда Ивана Сусанина даже предателем называют, однако, факт остается фактом – в те февральские (возможно, мартовские) дни около села Домнино решилась судьба страны.

Сам же царь Михаил Федорович вместе с матерью инокиней Марфой (мирское имя – Ксения Шестова) укрывался в Ипатьевском Монастыре, там же основатель династии был благословлен на царствование Федоровской Иконой Божьей Матери, оттуда же двинулся в Москву брать в руки бразды правления огромной державой.

Кострома. Жемчужина "Золотого кольца".
Кострома на старой открытке.

Кострома и Романовы

Ирония судьбы в том, что Кострома на своем веку пережила много потрясений, уничтожалась и снова возрождалась, один пожар начала XV века чего стоит, но, благодаря своему географическому положению после Смуты в город наконец-то пришел относительный покой, невольно вызвавший обнищание и обветшание.

Дело в том, что уже в середине XVII столетия городские власти перестали получать пожалования из государственной казны на обслуживание сравнительно мощных крепостных стен. Раньше они защищали Кострому от разбойников (тех же ушкуйников), интервентов всех мастей, монголов. Теперь же нужда в такой серьезной обороне отпала.

Впрочем, пожары, характерные для всех городов той эпохи, никуда не делись. Только в XVII веке Кострома минимум дважды выгорала до основания (1654 и 1679), также не минул огонь населенный пункт в 1773 г. Ужасающая стихия уничтожила и повредила:

  • Троицкий собор;
  • церковь Федора Стратилата;
  • Церковь Геннадия Любимоградского;
  • Крестовоздвиженский женский монастырь;
  • Ипатьевский монастырь.

Кроме того, пострадало по самым скромным подсчетам около 150 жилых домов, не менее 40 казенных построек, порядка 30 культовых сооружений не таких значимых, как перечисленные выше.

Но, как и в прошлом, возродилась Кострома быстро. Уже в 1767 г. в город прибыла недавно взошедшая на престол Екатерина II, и уехала с приятным впечатлением о населенном пункте и его обитателях. Другое дело, что она помогла финансово восстановлению Костромы, но таковы были обстоятельства.

В XIX веке сформировался современный облик города. Окончательно были убраны оборонительные сооружения, снесен старый кремль, который превратился просто в центральную часть Костромы, включающую в себя:

  • Сусанинскую площадь;
  • Советскую улицу (считается одной из главных транспортных артерий Костромы);
  • Советскую площадь (Воскресенская по названию одноименного храма).

К 1913 году Кострома стала одним из центров культурной и духовной жизни России, население непрестанно росло, появился музей древностей (1891 г.), начал работу водопровод (1870), выстроена первая электростанция (1912-13 гг.).

Первая Мировая и последовавшие за ней революции 1917 года на время притормозили «буйный цвет», например, помешали водрузить на Воскресенской площади роскошный монумент, посвященный 300-летию воцарения династии Романовых.

Кострома. От Революции до современности.

Как писал ротмистр Парфенов в своем труде «Записки жандармского офицера» в 1917 г., Кострома революцию… проспала. Февральские события были встречены в городе всеобщим ликованием, а к октябрю в краю по факту уже установилась власть большевиков, следовательно, кардинальных изменений пока не происходило. В 20-е годы новые власти несколько обновили облик населенного пункта:

  • на постаменте, выстроенном для монумента 300-летию Романовых, поставили памятник Ленину;
  • закрыли Богоявленский и Успенский соборы (в 1934 г. взорвали, на их месте разбили городской парк культуры и отдыха).

Однако, общегосударственное значение Костромы коммунисты резко снизили. С 1929 г. губернию ликвидировали, регион сначала подчинили городу Иваново потом передали Ярославлю, как самостоятельная административная единица Костромская область появилась только в конце войны, в 1944 г.

Что касается Великой Отечественной, то в оккупации Кострома не побывала, боев на территории области не было, но на фронт ушло 260 тысяч костромичей, домой вернулось меньше половины (порядка 111 тыс.).

Трудовой вклад города в общее дело победы переоценить сложно. Практически все предприятия переориентировались на выпуск военной продукции, например, лесозавод «Смычка» наладил выпуск лыж для ведения наступлений в сильные снегопады, а «Рабочий металлист» приспособился к производству спусковых механизмов для пистолетов и пулеметов.

Глядя на тихие улочки малоэтажного центра и типовые спальные высотки на окраинах, сложно представить, что за свою многовековую историю Кострома пережила десятки взлетов и падений, несколько раз оказывалась почти полностью уничтоженной, стала «гнездом», выпустившим в свет новую династию, пробывшую у власти более 300 лет.

Чтобы почувствовать это душой и впитать богатый костромской дух, нужно обязательно увидеть все это воочию, благо, что дорога туристам открыта в славный город круглый год!

Добавить комментарий