Кронштадт — город на острове Котлин

Кронштадт. Памятник адмиралу С. О. Макарову.
Кронштадт. Памятник адмиралу С. О. Макарову. Фото: © Ирина Полянская / Сетевое издание «Отечество и вера».

Кронштадт — город или остров?

С тех пор как Кронштадт перестал быть закрытым городом, он ждет перемен. Построена дамба, связавшая остров Котлин с материком, завершилась реставрация Морского собора, военные объекты переданы городу. Но и жителям, и гостям кажется, что главной и самой важной метаморфозы в городе еще не произошло.

Уже не первый раз Кронштадту приходится превращаться из большой военно-морской базы в город. Остров для войны или город для жизни — с этой дилеммой сталкивались обитатели острова Котлин со времен Петра Алексеевича. Градостроителями морского города никогда не были специально обученные люди. Адмиралы, в мирное время становившиеся градоначальниками, вынуждены были думать о том, где брать питьевую воду и лечить больных, как строить дома и мостить тротуары.

Покоритель Антарктиды Фаддей Беллинсгаузен, вступив в должность военного губернатора, не смог победить сухопутное начальство и стал благоустраивать город за свой счет. Благодаря ему Арсенальный плац стал Петровским парком. Не менее показательно участие адмирала Макарова в строительстве Морского собора, его стараниями уже после официального завершения конкурса проект был поручен архитектору Василию Косякову, им же изысканы средства на его возведение.

Кронштадт. Морской собор святителя Николая Чудотворца.
Кронштадт. Морской собор святителя Николая Чудотворца. Фото: © Ирина Полянская / Сетевое издание «Отечество и вера».

Более 100 лет назад титаническую работу по благоустройству своего города начал один человек — молодой священник Иоанн Сергиев. К моменту смерти отца Иоанна его стараниями в Кронштадте появилась полноценная социальная сфера и туризм. Минуло уже три десятилетия с момента прославления Иоанна Кронштадтского в лике святых.

В городе-острове немного зданий, построенных известными архитекторами. Общий градостроительный фон был задан типовой петровской застройкой. Разве что на старости лет сюда «списали» Чарльза Камерона, который успел составить проект водопровода и Андреевского собора. А следом — молодого Адрияна Захарова, чтобы достраивал собор.

Кронштадт представлял собой некоторое подобие Санкт-Петербурга: здесь так же есть Адмиралтейство, Обводный канал, Летний сад и Гостиный двор. В советское время строительство велось тоже весьма сдержанно — виной тому кронштадтский мятеж, после которого власти относились к городу недоверчиво. И всех благ закрытого города Кронштадт не испытал даже после войны.

Но тем не менее именно здесь появился один самых интересных архитектурных ансамблей Петербурга — Якорная площадь. Главная ее достопримечательность — Никольский собор, одно из тех зданий, красота которого имеет два измерения. Главный морской собор империи должен был быть виден всем балтийским морякам — Николай II отдельно обговаривал с архитектором увеличение внешнего купола собора.

Кронштадт. Обводный канал.
Кронштадт. Обводный канал. Фото: © Ирина Полянская / Сетевое издание «Отечество и вера».

Идея преодоления Кронштадтом островной планиды, появившаяся в начале XX века, была актуализирована несколько лет назад при реконструкции Якорной площади. Сверху она имеет вид прямостороннего треугольника, где выложен огромный якорь, который, по словам авторов проекта, должен быть виден даже из космоса. Впрочем, и на человека, пришедшего пешком на Якорную площадь, она производит сильное впечатление. Несмотря на то, что собор возведен в неовизантийском стиле, а площадь окружена домами эпохи конструктивизма, эпоха модерна чувствуется здесь как нигде в Петербурге.

Памятник адмиралу Степану Осиповичу Макарову на Якорной площади по драматизму и напряженности сравним с самим Медным всадником, а по количеству декоративных деталей — с работой Николая Рериха в доме страхового общества «Россия» на Большой Морской. Чего стоит только бронзовая волна-чудовище, почти персонифицирующая опасность, подобравшуюся к русскому адмиралу. У основания памятника три барельефа, изображающих главные подвиги адмирала Макарова.

О том, насколько любим памятник гостями и жителями города, можно судить по натертому до блеска носу белого медведя с полярного барельефа памятника. Говорят, медведь адмирала на Якорной площади исполняет желания точнее, чем Дерево желаний на улице Карла Маркса, но для верности можно продублировать.

Надежда Мартынова

Добавить комментарий