Кузьма Минин – спаситель России и путеводная звезда.Часть 4.

Кузьма Минин – спаситель России и путеводная звезда.Часть 4.
Фото: Игорь Мартынов / Сетевое издание «Отечество и вера»

Кузьма Минин. Ответный удар.

Одна из загадок Минина: каким образом торговец мясом мог в бою победить самого гетмана Ходкевича? Могло ли такое быть на самом деле, уже не придумка ли это современных историков? Всего за год до описываемых событий пятитысячная польская армия Станислава Жолкевского наголову разбила под Клушино сорокатысячное войско, которое возглавлял бездарный брат русского царя – Дмитрий Шуйский.

Сейчас к стенам Москвы Ян Кароль Ходкевич подошел, чтобы окончательно расставить точки над i и определить, кто в стране хозяин. Казалось, шансов у русского ополчения нет, но произошло немыслимое. Русские предприняли ночные атаки, которые европейские армии тех времен никогда не использовали.

Не по правилам русские поступили и с обозом продовольствия, который Ходкевич с боями хотел провезти в осажденный Кремль. Ожидаемых боев не случилось. Ополчение просто не стало отбивать обоз. Груженые телеги застряли на узких московских улицах, а дальше дело техники. В том месте можно поставить памятник московской пробке, которая 400 лет назад помогало спасать Отечество.

Решающую атаку на Кремль тоже было решено осуществить ночью. Это почти гарантировало успех, однако означало гибель и для самих нападающих. Раненый князь Пожарский передал Минину в подчинение триста воинов из дворян, которые понимали, что идут на верную смерть.

Как простому мужику удалось уговорить их на такую атаку? В этой ситуации вряд ли помогли бы деньги, иконы или воодушевляющие слова. Только своим личным примером Кузьма Минин мог заставить их пойти в бой. Уж если мужик пошел на верную гибель, то дворянам тем более не пристало отсиживаться в стороне. И русские победили.

После капитуляции польский гарнизон торопился сдаться именно ополчению Минина и Пожарского. Судьба тех, кто попал в руки казаков Заруцкого и Трубецкого, оказалась незавидна. Выжить не удалось практически никому. Вожди второго ополчения дали слово сохранить пленным жизни, и все знали – там, где они, там дисциплина и верность слову. Мести и репрессий не будет.

Не было их и позже, когда Кузьма Минин возглавил структуру, которую мы бы сейчас назвали «Гохран». Именно ему было доверено следствие о пропавших царских сокровищах. Следствие, которое с поправкой на средневековые реалии все же удалось вести объективно.

В 1616-ом Минина не стало. Как сообщают летописи, он умер на обратном пути из своего рода служебной командировки. Сам ли или по чьей-то злой воле, летописец разбираться не стал. Жизнь героя после подвига, как правило, не очень интересует летописцев. А вот Дмитрий Пожарский переживет соратника почти на 25 лет.

Кузьма Минин оставил заповедь — «Вместе заодно!»

В течение жизни всего лишь одного поколения Россия, практически прекратившая свое существование в начале семнадцатого века, дошла до Охотского моря, присоединила Украину, основала династию, которая будет править империей более трехсот лет. Все это последствия выхода из Смуты, все это сделало государство, которое, казалось бы, окончательно списано со счетов. А значит, план Генриха Штадена, план по уничтожению России, снова вступил в силу. Большая игра продолжалась.

Пролеткультовец Джек Алтаузен написал стихотворение про Минина и Пожарского, где горько сожалеет, что они спасли Россию. Он знал, о чем говорит. Свернуть шею таким историческим персонажам, как Пожарский и Минин, для победивших в 17-ом большевиков было принципиально важно.

Нелегитимная власть, насаженная практически иностранными штыками, отдавшая ради самосохранения часть территории страны, слишком хорошо понимала, что будет, если снова найдутся люди, способные сформулировать внятную национальную идею, и у которых хватит политической воли воплотить ее в жизнь.

Кстати, именно Минина и Пожарского в Гражданскую подняло на свои знамена белое движение. Правда, называя именами героев, которые объединили Россию, бронепоезда и военные корабли, белые не могли объединиться даже друг с другом. Но большевики соответствующие выводы сделали.

Желающие получить шляхетство из рук оккупантов были и четыреста лет назад, и триста, и сто. Есть они и сейчас. Тогда им дали по рукам. Иногда они побеждают и заставляют нас поверить в специально придуманные ими формулы: у нас всегда так, от нас ничего не зависит, эта страна неисправима. Более радикальные запрещают, как было в 1920-х, курс образовательной истории как таковой. Более умные и дальновидные сознательно эту историю корректируют.

В 1837 году американский литератор Ральф Эмерсон выступил в Гарвардском университете. С этой, в общем-то, малоизвестной речи и началось превращение Америки в сверхдержаву. Эмерсон провозгласил культурную независимость США. «Именно Америка должна стать культурным центром мира», — говорил он.

Создавать с нуля то, что позже назовут «американским образом мысли», американцы взялись со всей свойственной им энергией. И создали — с нуля, из ничего. В этом смысле у них грех не учиться. Тем более, нам ничего создавать не нужно. Надо просто помнить, не врать и отличать свой дом от купленного на одну ночь мотеля.

 

Начало:

Кузьма Минин – спаситель России и путеводная звезда. Часть 1.

Кузьма Минин – спаситель России и путеводная звезда.Часть 2.

Кузьма Минин – спаситель России и путеводная звезда.Часть 3.

 

Добавить комментарий