Васильевский остров — проект Доменико Трезини

Васильевский остров - проект Доменико Трезини.
Васильевский остров В Санкт-Петербурге. Фото: Яндекс.Картинки.

Всех въезжающих на Васильевский остров по Благовещенскому мосту встречает бронзовый человек в петровском парике и смешной шубе на колонне-постаменте. Это архитектор Доменико Трезини, и ему действительно есть чем гордиться.

Трезини был одним из первых петербургских архитекторов. Почти каждая его идея была одобрена императором и стала реальностью: Кронштадт, Петропавловский собор, Галерная гавань, Александро-Невская лавра. Когда Трезини представил генеральный план города, в соответствии с которым Васильевский остров был, как Амстердам, разлинован каналами, никто не сомневался в том, что так и будет — все, что нравилось императору Петру Алексеевичу, воплощалось в жизнь. Началось строительство порта, здания 12 коллегий, Меншиковского «посольского» дворца, остров был разделен на линии, каждая третья из которых должна была стать каналом. Васильевский остров, пожалуй, единственный проект Трезини, в который жизнь внесла больше поправок, чем сам архитектор.

Васильевский остров: память пяти каналов

После смерти Петра I все пошло не так — каналы стали копать не на 6-й, а на 4-й линии, на Большой першпективе канал так и не появился, а те, которые были прорыты, обваливались и мелели. Закончилось это тем, что Екатерина II отдала приказ зарыть каналы по гигиеническим соображениям. Однако линии, которые прежде успели побывать каналами, можно различить и сейчас: в домах, построенных в XVIII столетии, со стороны линии нет арок для въезда, зато есть улица-дублер, откуда заезжали во двор. Например, 1-ю линию дублирует улица Репина, бывший Соловьевский переулок.

Дворы и переулки между линиями, по большей части мощенные брусчаткой, до сих пор одно из самых колоритных мест для прогулок. Бытовую мистику в микротопонимике Васильевского обнаружил еще Антоний Погорельский — действие сказки «Черная курица» происходит в здании пансиона Мейера (1-я линия, 56), выходившем в Магдалиновский переулок.

Васильевский остров — это события, которые не дают зачахнуть городскому фольклору. Так, не слишком давно во дворе дома 38 по 3-й линии появилась табличка «Флигельная площадь, самая маленькая площадь России». Возможно, со временем это название станет официальным. Включена же в единый государственный реестр объектов культурного наследия как памятник истории и культуры регионального значения «Башня алхимика», она же «Башня грифонов», во дворе аптеки Пеля на 7-й линии, 16. Башня — труба котельной в доме Пеля могла быть снесена за ненадобностью, если бы не легенда, появившаяся, как ни странно, всего четверть века назад.

На Пасху, 1 мая 1994 года, художник Алексей Кострома пронумеровал кирпичи башни, а сверху на башню водрузил огромное яйцо, которое символизировало сам праздник. Так новейший перформанс и биография фармацевта XIX века Вильгельма Пеля, считавшегося алхимиком, сложились в общую легенду о башне, в которой находилась алхимическая лаборатория, охраняемая грифонами, и таинственной формуле, скрытой в цифрах, изображенных на башне. Башня очень нравится туристам, студентам Университета, Академии художеств и даже Комитету по культуре. А в аптеке Пеля работает фармацевтический музей, экскурсия по которому включает и посещение «алхимических» подвалов доктора.

Васильевский остров со стороны реки Невы.
Васильевский остров со стороны реки Невы. Фото: © Ирина Полянская / Сетевое издание «Отечество и вера.

Васильевский остров: здесь жил и работал

Пожалуй, в одном замысел Трезини и Петра I воплотился в полной мере — Васильевский остров стал академическим центром Петербурга. Вдоль Университетской набережной и набережной лейтенанта Шмидта расположены лучшие и старейшие учебные заведения города: Университет, Академия художеств, Морской корпус Петра Великого, Горный институт. А на 1-й и Кадетской линиях — два храма, лютеранский и православный, посвященные святой Екатерине.

Ректоры, преподаватели и студенты не только работали и учились, но и жили здесь. На острове нет дома, не отмеченного присутствием академика, изобретателя, художника или адмирала. Некоторые мемориальные доски появлялись здесь силами самих горожан. Игорь Богданов, исследователь Генриха Шлимана, археолога, нашедшего Трою, рассказывал, что памятную доску, посвященную ученому, на 1-й линии, 28, он в компании энтузиастов-краеведов в 1991 году повесил самостоятельно, а уже потом согласовывал ее с властями.

Похожий случай произошел с петербургской коллегией адвокатов, которая, взяв в аренду дом 32 по 2-й линии, где жил художник Алексей Венецианов, решила повесить мемориальную доску.

Самые титулованные дома Васильевского — Дом академиков и здание Морского корпуса Петра Великого (бывшее Высшее военно-морское училище им. Фрунзе). Дом академиков на набережной лейтенанта Шмидта был построен по типовому проекту Трезини, но представляет скорее биографическую, чем архитектурную ценность. На фасаде этого дома 29 мемориальных досок, здесь находится музей-квартира Ивана Петровича Павлова, посетить которую можно по предварительной договоренности.

Надо сказать, что и сам Доменико Трезини жил и работал на Васильевском, только не в том доме, напротив которого стоит памятник. Дом Трезини был на 2-й линии, на месте 43-го дома. Сейчас по этому адресу школа, во дворе которой находится одно из памятных мест для российской науки. Газон в школьном дворе — на самом деле фундамент химической лаборатории Ломоносова.

Добавить комментарий